ЦИТАТЫ О ПРАВОСЛАВИИ - 4

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________


Перед вами четвёртый мини-сборник цитат о православных и АНТИХРИСТианской православной церкви. Материал рекомендуется для чтения пользователям, которые уже знакомы с предыдущими сборниками и моими статьями о ПСЕВДОхристианстве (см.  www.liveinternet.ru/users/m-12/blog#). Мне хотелось бы обратить особое внимание читателей на то, что даже нераскаявшиеся, не отрекшиеся от православной веры попы порой критикуют церковь не менее рьяно, чем отвернувшиеся от православия люди (например, Л. Толстой и др.). А это говорит о том, что чаша терпения переполнена — дальше уже некуда…

_____________________________________________

Лев Толстой, писатель, религиозный мыслитель (1828-1910):

«христианство было извращено так же, как и все другие религии, с той только разницей, что именно потому, что христианство с особенной ясностью провозгласило свое основное положение равенства всех людей, как сынов Бога, нужно было особенно сильно извратить все учение, чтобы скрыть его основное положение. И это самое с помощью понятия церкви и было сделано и в такой мере, в какой это не происходило ни в одном религиозном учении…

Христос упрекал фарисеев и книжников за то, что они взяли ключи царства небесного и сами не входят и других не впускают.
То же самое делают теперь ученые книжники нашего времени: эти люди взяли в наше время ключи, — не царства небесного, а просвещения и сами не входят, и других не впускают. Жрецы, духовенство, посредством всякого рода обманов и гипноза, внушили людям, что христианство не есть учение, проповедующее равенство всех людей и потому разрушающее весь теперешний языческий строй жизни, а что оно, напротив, поддерживает его, предписывает различать людей, как звезды друг от друга, предписывает признавать то, что всякая власть от Бога, и беспрекословно повиноваться ей, внушает вообще людям угнетенным, что такое положение их — от Бога и что они должны нести его с кротостью и смирением и покоряться тем угнетателям, которые могут быть не только не кротки и смиренны, но должны, исправляя других, учить, наказывать — как императоры, короли, папы, епископы и всякого рода мирские и духовные власти — и жить в блеске и роскоши, доставлять которую обязаны им их подчиненные. Правящие же классы, благодаря этому ложному учению, которое они усиленно поддерживают, властвуют над народом; заставляя его служить своей праздности, роскоши и порокам.»

Из обращения к духовенству: 

«Послушайте, что говорят архиереи, академики в своих собраниях, прочитайте их журналы, и вы подумаете, что русское духовенство проповедует, хотя и отсталую, но все-таки христианскую веру, в которой евангельские истины все-таки имеют место и сообщаются народу; посмотрите на деятельность духовенства в народе, и вы увидите, что проповедуется и усиленно внедряется одно идолопоклонство: поднятие икон, водосвятия, ношение по домам чудотворных икон, прославление мощей, ношение крестов и т.п.; всякая же попытка понимания христианства в его настоящем смысле усиленно преследуется. На моей памяти рабочий русский народ потерял в большой степени черты истинного христианства, которые прежде жили в нем и которые старательно изгоняются теперь духовенством…

мало того, что церковное учение вредно своей неразумностью и безнравственностью, оно особенно вредно тем, что люди, исповедующие это учение, живя без всяких сдерживающих их нравственных требований, совершенно уверены в том, что они живут настоящей христианской жизнью.
Люди живут в безумной роскоши, составляя свое богатство из трудов униженных бедных и ограждая себя и свое богатство стражей, судами, казнями, — и духовенство во имя Христа одобряет, освящает, благословляет такую жизнь, советуя богатым только уделять малую часть награбленного тем, у кого они не переставая грабят. (Когда было рабство, духовенство всегда и везде оправдывало его, не считая его не согласным с христианством.)
Люди, силою оружия, убийства, стремятся к достижению своих личных и общественных, корыстных целей, и духовенство одобряет, благословляет во имя Христа военные приготовления и войны, не только одобряет, но часто поощряет их, находя, что войны, т.е. убийства, не противны христианству.
Люди, поверившие в это учение, не только вовлечены этим учением в дурную жизнь, но и вполне уверены, что их жизнь хорошая и им не нужно изменять ее…

Христианство, проповедуемое вами [духовенством], есть прививка ложного христианства, как прививка оспы или дифтерита, делающая того, кому она прививается, уже неспособным принять истинное христианство.
Люди, многими поколениями установившие свою жизнь на началах, противных истинному христианству, вполне уверенные, что они живут христианской жизнью, — не могут уже вернуться к истинному христианству…

Вы, и никто другой, как вы, вашим учением, насильственно внушаемым людям, причиняете то страшное зло, от которого они так жестоко страдают.
Ужаснее же всего при этом то, что, производя такое зло, вы не верите в то учение, которое вы проповедуете, не верите не только во все те положения, из которых оно состоит, но часто не верите ни в одно из них...»

_____________________________________________

Георгий Чистяков, поп РПЦ, кандидат исторических наук (1953-2007):

«Мы все время и везде ищем врагов, еретиков, проверяем нашу веру по правилам, как ученик сверяется с ответом в задачнике, друг друга пугаем Богом, видя в Нем, быть может, и доброго, но рабовладельца, ибо мы — рабы.
Нам кажется, что все вокруг плохо, ужасно, так плохо, как не было никогда раньше. Именно так пишут сегодня во многих душеспасительных книгах: «Россия никогда не знала таких преступлений, которые сегодня терзают наше общество».

«Если в религию добавлена изрядная доля страха, ее можно с успехом использовать как инструмент, в первую очередь в целях удержания общества под пятой той или иной власти.

При ее помощи можно манипулировать общественным сознанием, удерживать людей от нежелательных шагов и т.п.
Первое время этот инструмент работает великолепно, но затем непременно обнаруживается, что он никуда не годится.
Использование религии в качестве инструмента оборачивается трагедией для всех. И для тех, кто ее так использует, и для народа, которым таким образом пытаются управлять, и для самой религии. Это всегда приводит к развитию сначала полной религиозной индифферентности, затем к взрыву безбожия и тут же к появлению новых исповеданий и новых религий. Именно такой новой религией стал к концу XIX века марксизм, занявший в сердцах не худших людей России место Бога, вытесненного оттуда обязательностью говения, справочками об исповеди, которые надо было представлять по месту работы, и той атмосферой страха, которая нагнеталась при помощи статеек из журнала «Странник», переизданных непонятно почему в 1996 году.»

_____________________________________________

Александр Шмеман, служитель православной церкви в Америке, почётный доктор церковных наук (1921-1983):

«можно сказать, что всякий религиозный мир, в том числе и христианский, легко обходится без Бога, но зато минуты прожить не может без богов, то есть идолов. Такими идолами становятся понемногу и Церковь, и благочестие, и быт, и сама вера… Секуляризованный мир самим своим отречением вопит о Боге. Но, зачарованные своей священностью, мы этого вопля не слышим. Зачарованные своим благочестием, мы этот мир презираем, отделываемся от него поповскими шуточками и лицемерно жалеем людей, не знающих прелестей нашей церковности. И не замечаем, что сами провалились и проваливаемся на всех экзаменах — и духовности, и благочестия, и церковности.»

"…я люблю Православие, я не люблю, не могу любить Православной Церкви, торжествующих в ней номинализма, инерции, триумфализма, властолюбия, обожествления прошлого, псевдодуховности и бабьего благочестия." 

«Может быть, проще всего сказать так: эмпирическое Православие насквозь проникнуто идолопоклонством, причем главный идол — оно само. Идолопоклонством, а так же страхом, триумфализмом, нарциссизмом… Оно какой-то сплав, из которого уже почти невозможно выделить сущности. Оно говорит на каком-то искусственном языке, без какого бы то ни было отношения к реальности, в нем нет ни любви, ни свободы...»

_____________________________________________

Андрей Кураев, дьякон РПЦ (род. в 1963 г.):  

«В патриархии кастовая солидарность ценится выше всего. Патриарху особого дела до Анастасия нет, но он заботится о своем личном престиже и о том, чтобы каста, которую он возглавляет, была тефлоновой и не сменяемой снизу. Священноначалие – это голос Бога, и оно по определению не может быть неправым. То есть он сам может кричать матом на своих епископов (патриарх прекрасно знает им цену), но народ должен верить, что это оракулы и представители Бога на земле…

в церкви нарастает классовая напряженность. За 25 лет церковные элиты явили множество образцов упоения своей роскошью и властью. Епископы рассматривают обычных тружеников-священников как орудие своей финансовой добычи. Священники в глазах епископов это бесправные крепостные (плюс еще их семьи в статусе заложников владычной воли). Никогда в истории епископы не были столь безотчетны, как сейчас. Епископы не отчитываются ни перед государством, ни перед своими епархиями. И патриархия их отчетам верит на слово. А сама не отчитывается ни перед кем.
Епископы в Царской России все же денег с приходов не брали. Им из Питера Синод содержание присылал. А сейчас для рядового попа епископ это конкретный «вампирчик», который с его прихода берет деньги невесть на что (отчетов-то нет!) и тем самым гробит массу и твоих семейных, и твоих приходских проектов. А сколько священники наслышались откровенного архиерейского хамства в свой адрес. Чего стоит трансляция в прямом эфире патриаршего пасхального крестного хода вокруг Храма Христа Спасителя, когда шеф патриаршего протокола епископ Сергий бьет кулаком в спину старенького священника, который просто не смог выдержать общего быстрого темпа…
И даже в вежливой форме тема для общения епископов с духовенством предельно проста и далека от Евангелия: «деньги и послушание!». Внутрицерковное напряжение достаточно серьезное…

Я иногда смотрю телеканал «Союз», и мне просто страшно становится за наших епископов – в каком мире они живут. Эти бесконечные знаки подобострастия, почитания… Как можно перед этим устоять, а тем более до такой степени, чтобы потом, в нужную минуту все это отбросить и сказать: „нет, по совести и по Евангелию это не так!“.

_____________________________________________

Павел Адельгейм, протоиерей РПЦ (1938-2013, показательно убит после неоднократных критических заявлений в адрес церковного руководства): 

«Приятельские отношения государства с РПЦ сбросили покров таинственности. Дружили они давно, сохраняя союз в секрете. Теперь РФ проявило откровенные симпатии к подруге. Архиереи и батюшки вошли в общественную жизнь, пробудили светлые надежды. От них ожидали даров духа: любви, милосердия, веры, кротости, и мира. Звали их на общественные встречи и праздники, приглашали в ВУЗы и школы. Улыбались им губернаторы и генералы, помогали бизнесмены. Один за другим отдали храмы и помогли восстановить. К мнению архиерея не только прислушивались, ему подчинялись…
Лики архиереев не сходят с экрана телевидения, рясофорные чиновники вещают в СМИ. Церковная жизнь смотрится безоблачно и прекрасно. Немузыкальная симфония представляется наступлением Царства Божия на земле.
Золочёной завесой тайны, как «железным занавесом» укрыта церковная жизнь от непосвящённых. Там кипит борьба за выживание, за деньги, карьеру и власть. Расцветают пороки: предательство и ложь, насилие и подлость, цинизм и лицемерие. За пределы тайны иногда, как из подземелья, вырываются языки пламени. Что-то горит и дымит, распространяя зловоние. Вдруг прорвутся вести: священник бросил семью и женился, другой повесился, третий ограбил храм, четвёртый убил человека. Может слухи?.. Со временем копятся вести, подтверждая информацию. Это не слухи. Даже непосвящённые отличают рекламу от действительности…
Нужно ли приподнимать завесу тайны над церковной жизнью?..
Можно спрятаться от ответственности, только лучше от этого не станешь…
Скрытность даёт повод к подозрениям и недоверию..."

«В России не действует право. Законов множество: уголовные, гражданские, семейные, жилищные и прочие кодексы. В Государственной Думе тысячи чиновников ежедневно пишут и принимают законы. Это их основная работа. Они получают за неё плату, позволяющую жить на зависть основной массе граждан. Писаные ими законы лишены механизма правоприменения, и употребляются избирательно. Поэтому они неэффективны.

Россия стала страной неравных возможностей. Правами пользуются граждане, которые могут добиться применения права. Такая возможность имеется не у всех граждан, а только у избранных. Возможность пользоваться правами превратилась в льготу некоторых граждан. В основном это льгота чиновников и криминала, составляющих в нашей стране элиту «гражданского общества»…
Когда законы не защищают, гражданам приходится либо молча терпеть несправедливость и унижение, превращаясь в рабов, либо бунтовать, совершать террористические акты и революции, возмущая болото равнодушной стабильности общества…
В 1943 году на этих грустных предпосылках Вождь и Отец народов создал Русскую Православную церковь Московской Патриархии (РПЦ МП). В Сталинской церкви продолжали действовать по инерции Евангельские заповеди, Вселенские каноны и моральные традиции… В общем хаосе гражданского бесправия они всё ещё «сохраняли образ благочестия, но лишились его силы». Постепенно церковные уставы утрачивали свое христианское содержание. Из этих уставов выпали такие слова как «Бог» и «человек», «Христос» и «христианин». Эти слова оказались лишними. Церковные уставы обошлись без них. А христианам без этих слов в Сталинской церкви не осталось ни места, ни защиты, ни прав. Уставы предоставляют права и власть епископам. Их власть без границ и контроля превратилась в бесстыдный произвол. Для епископов нет ни суда, ни законов, ни канонов. Бога они не боятся и людей не стыдятся. А что нам делать, людям неприкаянным?
Из церковного устава 2009 г выброшены не только «христиане», но даже «прихожане» и «миряне». Больше нет в уставе ни Народа Божия, ни его названий. Учреждается Приход «совершеннолетними гражданами», которые обязаны подчиняться Уставу, введённому Синодом РПЦ без обсуждений и возражений. Епархиальный архиерей вправе единоличным решением изгнать всех или часть этих граждан и назначить новых по своему усмотрению. Вводится «круговая порука» или «коллективная ответственность»: за вину одного гражданина караются все. Жестче, чем в фашистских и советских лагерях, где за побег одного расстреливали каждого четвёртого.
Епархиальный архиерей «является высшим органом управления Прихода».
Каждый Приход возглавляется одним и тем же епископом, превращённым в стоглавого дракона. Соборные органы управления Прихода утратили смысл, стали фикцией. Приход лишили собственности, как основы своей самостоятельности, и он потерял инициативу. Всё имущество принадлежит Московской Патриархии. После надвигающейся «реституции» она станет крупнейшим собственником России. Как МП распорядится полученным имуществом, можно предположить из примера Латышской епархии. Полученное имущество либо продано за символическую цену, либо сдано в аренду под игровые залы и увеселительные заведения, которые дают доход. Церковная деятельность сместилась от духовной жизни к имущественно — финансовым задачам. Последние изменения Устава формально закрепили уклад, который сложился в практике последних лет. Плоды этой деятельности скоро скажутся.
Приходское духовенство лишено защиты гражданских законов и предано в крепостную зависимость архиереям. Церковный устав запрещает ему обращаться за защитой прав в административные и судебные органы, вопреки Конституции. При обращении в эти органы существует стандартный ответ: «Церковь отделена от государства. Зависимость не является крепостной. Если что-то не нравится, гражданский закон позволяет уйти из РПЦ МП». Уйти можно только в «никуда». Вся Россия, Украина и Белоруссия объявлены «канонической территорией» РПЦ МП, на которой не могут существовать православные церкви, не принадлежащие к Ритуально-Производственному Центру Монопольного Предприятия.»

_____________________________________________

Антоний Сурожский, епископ РПЦ (1914-2003):

«Опьянеть можно различно, не только вином: все, что нас настолько увлекает, что мы уже не можем вспомнить ни Бога, ни себя, ни основные ценности жизни, есть такое опьянение. И это относится не только к вещам, стоящим вне области Божией: можно быть так же увлеченным церковными ценностями, а не только мирскими. В некотором смысле быть увлеченным церковными ценностями более опасно, потому что такое увлечение сводит эти ценности на уровень идолов, кумиров, ложных божков, которым мы поклоняемся.»

_____________________________________________


Автор поста не пытается кого-либо оскорбить, не призывает к разжиганию розни, иным противозаконным действиям и не утверждает, что все без исключения представители упомянутых социальных и иных групп являются неполноценными, опасными для общества и пр.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Modest
Modest
сейчас на сайте
m91112@mail.ru
Читателей: 21 Опыт: 80 Карма: 0.575516
Теги
антирелигия антихрист антихристиане антихристианство антихристы атеизм атеисты батюшки библия болезни гомофобия гомофобы грекулов дьяволизм евреи запрещает ли библия гомосексуальные связи? заявление на рпц иудаизм латентная гомосексуальность латентные бисексуалы латентные гомосексуалисты латентные лесбиянки латентный гомосексуализм лгбт лев толстой лжерелигии лжехристианство лжехристианство с точки зрения медицины маньяки нацизм некросадизм некросадисты основы православной культуры ответ синоду отлучение православие православная гомофобия православная инквизиция православная церковь православный фашизм православныя церковь псевдорелигии псевдохристианские маньяки - реальные истории псевдохристианство псевдохристианство - история всемирного обмана религии религия в школе рпц садизм сатанизм секс секс и библия: как псевдосвященники обманули человечество. сексофобия талмуд танах теракты тест толстой тора фашизм церковь церковь и государство
все 6 Мои друзья